Загадка Сен-Жермена

Так написано в пушкинской “Пиковой даме”- ведь именно Сен-Жермен поведал Наталье Голицыной, послужившей прототипом для старухи-графини, роковую тайну трех карт.

«Вы слышали о графе Сен-Жермене, о котором рассказывают так много чудесного. Вы знаете, что он выдавал себя за вечного жида, за изобретателя жизненного эликсира и философского камня, и прочая. Над ним смеялись, как над шарлатаном, а Казанова в своих “Записках” говорит, что он был шпион; впрочем, Сен-Жермен, несмотря на свою таинственность, имел очень почтенную наружность и был в обществе очень любезный”.

Человек из ниоткуда

Он объявился внезапно, не имея, казалось, никакого прошлого. На прямые вопросы о своем происхождении обычно молча и загадочно улыбался. Он путешествовал под разными именами, но чаще всего называл себя графом де Сен-Жермен, не имея, правда, никаких законных прав на этот титул, под которым его знали в Берлине, Лондоне, Гааге, Санкт-Петербурге и Париже.

Несмотря на темное происхождение и загадочное прошлое, он быстро стал своим человеком в высшем парижском обществе и при дворе короля Людовика XV. Впрочем, это не так уж удивительно — путешествовать инкогнито в те дни было весьма модно (вспомните хотя бы бомбардира “Петра Михайлова” или Павла Петровича, “графа Северного”).

На вид это был довольно изящный мужчина среднего роста и возраста, где-то между 40 и 50 годами, причем на протяжении нескольких десятилетий, пока он колесил по Европе, внешний облик его не менялся. Смуглое, с правильными чертами, лицо его носило отпечаток незаурядного интеллекта.

Сен-Жермен абсолютно не походил на типичного авантюриста того времени, каким был Калиостро.

Во-первых, Сен-Жермен не нуждался в деньгах и вел роскошный образ жизни. Он питал явную слабость к драгоценным камням и, хотя одевался очень просто, во все темное, его туалет всегда был украшен большим количеством бриллиантов. Кроме того, граф носил с собой небольшую шкатулку, битком набитую прекрасными драгоценностями, которые с охотой демонстрировал (хотя, возможно, это были искусно изготовленные стразы). Источник его богатства оставался неизвестным.

Во-вторых, Сен-Жермен отличался прекрасными манерами и был безупречно воспитан. Калиостро, выдававший себя за аристократа, в обществе вел себя невоспитанно и выглядел, как выскочка. А Сен-Жермен был явно человеком светским. Он с одинаковым достоинством держал себя и с королями, и с представителями аристократии, и с людьми науки, и, наконец, с простонародьем.

В-третьих, Сен-Жермен был блестяще образован и в совершенстве владел всеми основными европейскими языками. С французами, англичанами, итальянцами, немцами, испанцами, португальцами, голландцами он говорил на их наречиях, причем так, что они принимали его за соотечественника.

Калиостро, на всех языках, которыми владел, говорил одинаково скверно, с чудовищным сицилийским акцентом. А Сен-Жермен, кроме вышеупомянутых, прекрасно знал также венгерский, турецкий, арабский, китайский и русский языки. Он был великолепным музыкантом, отлично играл на скрипке, арфе и гитаре, очень неплохо пел. Известно, что он написал несколько небольших опер и музыкальных пьес. Он вообще был поклонником многих искусств, особенно живописи, довольно прилично рисовал (причем его картины светились в темноте).

Сен-Жермен интересовался и естественными науками, например, химией. Впрочем, алхимики в ней всегда неплохо разбирались. Поговаривали, что Сен-Жермен владел секретом “ращения” драгоценных камней. Так, в 1757 г. граф взял у Людовика XV большой алмаз с трещиной, значительно снижавшей его ценность, а через пару дней вернул камень уже безо всякого изъяна, от чего его стоимость увеличилась вдвое.

Впрочем, возможно, что Сен-Жермен просто подменил алмаз похожим камнем, чтобы войти в милость к французскому монарху. Хотя этот трюк он повторял несколько раз и с разными людьми, а ведь на всех алмазов не напасешься…

Истинным коньком Сен-Жермена была история. Он повествовал о царствовании какого-нибудь Франциска I или Людовика XIV, скрупулезно описывая внешность королей и придворных, имитируя голоса, акценты, манеры, потчуя присутствующих яркими описаниями действий, мест и лиц. Он никогда не утверждал, что являлся очевидцем давних событий, но у слушателей создавалось именно такое впечатление.

Хотя о себе граф предпочитал не говорить, иногда, словно случайно, он “проговаривался”, что ему якобы приходилось беседовать с древними философами или правителями. “Я всегда говорил Христу, что он плохо кончит”, — самая известная из таких обмолвок. Сказав нечто подобное, он затем спохватывался как человек, сболтнувший лишнее.

Порой появление графа приводило в растерянность пожилых аристократов, припоминавших вдруг, что они уже встречали этого человека — давно, еще в детстве или юности, в светских салонах времен “Короля-Солнце”. Причем с тех пор он совершенно не изменился.

Легенды о Сен-Жермене 

О нем ходили всякие небылицы. Поговаривали, что ему 500 лет, что он познал секрет философского камня. Расхожим определением стало “зеркало Сен-Жермена” — некий магический артефакт, в котором можно увидеть события будущего. В нем якобы граф показал Людовику XV судьбу его потомства, и король едва не потерял сознание от ужаса, когда узрел обезглавленным внука-дофина.

В архивах инквизиции сохранился записанный со слов Калиостро рассказ о посещении им Сен-Жермена. Авантюрист встретился с Сен-Жерменом в Гольштейне, где якобы был посвящен графом в высшие мистические степени ордена тамплиеров. Во время посвящения гость и заметил пресловутое зеркало. Он также утверждал, будто видел и сосуд, в котором граф хранил свой эликсир бессмертия.

Казанова в мемуарах описывает встречу с Сен-Жерменом, которого он посетил во французском Турне. По его словам, граф выглядел как истинный колдун — в странном платье восточного покроя, с длинной, до пояса, бородой и жезлом из слоновой кости в руке, в окружении батареи тиглей и сосудов загадочного вида. Взяв у Казановы медную монету в 12 су, Сен-Жермен положил ее в специальный очаг и совершил над ней некие манипуляции.

Монета расплавилась, и после того, как она охладилась, граф вернул ее гостю. “Но это же чистейшее золото”, — изумленно вскричал Казанова, который, тем не менее, заподозрил в этом действе некий трюк. Однако он положил монету в карман и впоследствии подарил ее голландскому маршалу Кейту.

Широкое распространение получил рассказ о слуге Сен-Жермена, которого стали расспрашивать о том, правда ли, что его хозяин встречался с Юлием Цезарем (вариант — Христом), на что лакей якобы ответил: “Извините, но я состою на службе у господина графа всего только триста лет”. Впоследствии те же шутки откалывал и Калиостро.

Правда, ряд невероятных историй, связанных с именем Сен-Жермена, могут быть плодом “коллективного творчества”, так как известны случаи существования нескольких двойников графа, судя по всему — обычных мошенников. Наиболее прославленным из них был тип, именовавший себя лордом Гоуэром в Париже в 1760-х годах. Этот авантюрист очень любил рассказывать о своих встречах с разными христианскими святыми.

Фигаро здесь, Фигаро там…

Часто Сен-Жермен покидал Францию, ставшую его штаб-квартирой, и мелькал в различных европейских столицах под разными именами. Италия, Голландия, Англия, германские княжества — то тут, то там появлялись и исчезали итальянец маркиз ди Монферра, испанец граф Белламар, португалец маркиз д’Аймар, немец кавалер фон Шенинг, англичанин лорд Уэлдон, русский граф Солтыков, венгр граф Цароки, француз де Сен-Ноэль… Не будь свидетельств тех, кто лично знал этого человека, и впрямь можно было бы подумать, что вся эта аристократическая толпа — отдельные люди.

Многие считали Сен-Жермена шпионом, точнее, “вольным агентом”, выполнявшим за деньги щекотливые поручения европейских монархов. Граф мог быть неофициальным дипломатическим курьером или посредником в тайных переговорах — отсюда, дескать, и непонятные, но явно солидные доходы.

Что ж, эта версия вполне разумна, хоть и не объясняет многие загадки, связанные с именем Сен-Жермена. Иногда графа арестовывали (например, в 1743 г. в Англии как якобитского лазутчика), но всегда отпускали с извинениями.

Непоседа Сен-Жермен

В 1755 г. Сен-Жермен, похоже, побывал в Индии, куда он сопровождал еще одного знаменитого авантюриста, генерала Роберта Клайва, заложившего основу британской гегемонии в этом регионе. Затем граф возвращается в Париж, где настолько входит в милость к Людовику XV, что тот предоставляет новому любимцу замок Шамбор для занятия алхимическими опытами.

Однако в 1760 г. граф надолго покидает Францию, поссорившись с королем. Его даже хотели бросить в Бастилию, то ли из-за истории с королевским алмазом, который Сен-Жермен якобы должен был продать в Гааге, а тот оказался фальшивым, то ли из-за интриг, связанных с тайной дипломатией (шла Семилетняя война и, возможно, наш герой был посредником в секретных переговорах с Пруссией).

Весной этого же года Сен-Жермен объявляется в английской столице, о чем в крайне почтительных выражениях сообщает “Лондон Кроникл”.

Через некоторое время граф вновь исчезает из поля зрения. Согласно одной из версий, Сен-Жермен побывал в России, где принял самое активное участие в подготовке переворота 1762 года, приведшего к власти Екатерину II. Правда, никаких документальных свидетельств русского вояжа графа участники этих событий не оставили, — есть лишь косвенные данные.

Так, сохранился рассказ маркграфа Брандербург-Ансбахского, у которого Сен-Жермен гостил некоторое время. Немец был свидетелем очень теплой встречи своего гостя с графом Алексеем Орловым-Чесменским в Нюрнберге в 1774 г. Причем Орлов горячо обнял Сен-Жермена, прибывшего на встречу одетым в форму русского генерала (!), называл его caro padre (“дорогой отец”), а после совместного обеда надолго уединился с ним в кабинете для важного разговора.

Есть и свидетельство еще одного немца, служившего некоторое время в русской гвардии, а затем написавшего мемуары (тогда была такая полезная для современных историков мода — по любому поводу кропать воспоминания).

Однажды этот ландскнехт играл в бильярд с другим Орловым, царским фаворитом Григорием, который, рассказывая о перевороте 1762 г., будто бы упомянул о роли Сен-Жермена в следующих выражениях: “Кабы не он, то и ничего бы не было”.

Екатерину II возвели на престол братья Орловы. А может быть, Сен-Жермен? Сен-Жермен долго кружил по Европе, а около 1770 г. вновь оказался в Париже, однако через четыре года, после смерти Людовика XV, граф покидает Францию и уезжает в Германию.

А вот дальше он как бы раздвоился. Один Сен-Жермен живет у ландграфа Карла Гессен-Кассельского, страстного поклонника алхимии и тайных наук, ставшего преданным почитателем нашего героя со времен их знакомства в Италии. Затем он едет в Эккернфорн, в Гольштейне, где и умирает, согласно записи в церковной книге, 27 февраля 1784 г.

Похороны состоялись 2 марта, впрочем, место погребения неизвестно. А другой Сен-Жермен сначала удаляется в Шлезвиг-Гольштейн, в полном одиночестве проводит там несколько лет в принадлежавшем ему замке, и только затем едет в Кассель, где тоже умирает, но якобы уже в 1795 г. (могилы также не существует). А может, он вообще не умер?

Перейти на главную страницу.

Делитесь с друзьями, им тоже будет интересно:

Самое популярное в сети:

Загрузка...

Related posts:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *