Три запретных слова

В сборнике В.И. Даля «Пословицы русского народа», в главе «Суеверия-приметы» есть такие строки:

«Кто обмирал и был на том свете, тому под большим страхом запрещено говорить три слова (неизвестно какие)».

3_zapret

Эта последняя приписка навела меня на ворох догадок, ни одна из которых не казалась состоятельной. Читать это было странно, зная, сколько сил и упорства вложил Владимир Иванович в свои исследовательские поиски, каким терпением обладал для достижения своих целей. И вдруг – не нашёл, не узнал… Поразительно!

Подтверждение словам В.И. Даля нашлось в другом источнике, но оно только умножило интерес к этим «трём словам». В словаре русских суеверий, заклинаний, примет и поверий Е. Грушко и Ю. Медведева написано, что обмиравшему человеку «наложен под страхом смерти и вековечного горения в геенне огненной запрет на некие три слова, а какие – он и сам не помнит»… Только произносить он их не в силах, не осознавая этого.

Думаю, многие замечали труднообъяснимую закономерность: стоит только заинтересоваться очень сильно каким-то вопросом – и ответы, подсказки тебе словно подбрасываются во множестве вариантов: знай выбирай, да только не ошибись. Вдруг от лукавого?

Поиски этих таинственных слов завершились во время поездки в отпуск. Соседка по купе во время обычного, бесцельного разговора «ни о чём», как это бывает со случайными попутчиками, вдруг говорит, что бабушка в детстве её учила, что человек должен избегать произношения трёх слов: «кошмар», «ужас», и «мрак».

Безразличие к вялотекущему и малоинтересному разговору сразу исчезло, я уточнила: каждому человеку, или только «обмиравшему» (то есть бывшему в состоянии клинической смерти)? На это ответа не получила, попутчица не запомнила, или об этом ничего не было сказано.

Но зато она запомнила причину того, почему их нельзя произносить и эта причина была настоящей находкой. «Потому что, эти три слова убивают в человеке любовь», — твёрдо сказала женщина. Если бы она говорила про два, например, или четыре слова, можно было сомневаться, но ведь опять три слова!

Сначала так и хотелось сказать: «Кошмар!… Этого не может быть!» и тут же замечаю за собой какую-то навязчивую потребность постоянно повторять эти слова. Ведь речь наша стала буквально пересыпана ими, словно свалочным мусором.

Придя в себя после первого замешательства, постепенно начинаю думать, что в этом, с виду нелепом утверждении, «что-то есть». Даже именитые академики теперь утверждают, что слово материально. Словом можно и убить, и исцелить. Пример тому – животворное слово молитвы.

Значит, какие-то слова или сочетания слов действительно могут быть ключевым «кодом», приводящим в действие какие-то внутренние, не ведомые нам механизмы, отвечающие за изменения в нашем сознании или организме вообще. Возможно, эти три слова несут информацию об уделе грешников и их вечном пристанище, где наместник – дьявол?

Бог есть любовь – говорится в текстах священных писаний. Речь в них, конечно, не о взаимоотношениях двух полов, а о любви, как основном законе, дающем энергию жизни и обусловливающем сосуществование на планете всего живого. Любовь – сила движущая и созидательная.

Лишь движимый любовью способен на самопожертвование, на бескорыстную помощь, способен понять, пожалеть, простить чьи-то ошибки и обиды, удержать себя от склок или мести. Дьявол же «не может любить и не любит тех, кто любит» (Дени де Ружмон «Роль дьявола).

Вполне возможно, что человек, произносящий эти три слова, постепенно угнетает в себе великий Божий дар любить, без которого он превращается в жестокого, жадного, расчётливого монстра, наделённого за отсутствием любви одними желаниями.

Медикам известно, например, что родительская любовь обеспечивается наличием в организме в определённом балансе всего двух гормонов: окситоцина у женщин и вазопрестина у мужчин. Опытами доказано, что блокировка этих гормонов приводит к полной утрате ими этого самого сильного родительского инстинкта.

Мать, утратив способность любить, завтра пройдёт мимо своего дорогого чада совершенно равнодушно, и ни какие его беды уже не тронут её застывшее сердце. А вдруг эти гормоны блокируются словами-кодами? Произнесли их раз, два, три – ничего не случилось, но всё идёт «туда», в «дьявольскую» копилку…

Каждый человек волен в этих выводах сомневаться, но, думаю, у кого-то уже замаячил в воображении «колоритный» образ Эллочки из «12 стульев». Складывается впечатление, что авторам было известно губительное действие слов, составляющих основу лексикона их персонажа.

А теперь снова – несколько слов о той суеверной примете, что записана В.И. Далем. Возможно, «кошмар», «ужас» и «мрак» — это та запредельная реальность, поминать которую человеку, временно побывавшему там, строго запрещено, как нельзя, например, к ночи поминать нечисть, чтобы не призывать их…

Перейти на главную страницу.

Делитесь с друзьями, им тоже будет интересно:

Самое популярное в сети:

Загрузка...

Related posts:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *