Попавшие в историю случаи с колдунами и ведьмами в России прошлых веков

До сих пор в Суздальском крае не утихают споры по поводу реальности истории, произошедшей в середине XVIII столетия с епископом Суздальским и Юрьевским, Порфирием.

До сих пор в Суздальском крае не утихают споры по поводу реальности истории, произошедшей в середине XVIII столетия с епископом Суздальским и Юрьевским, Порфирием. В 1754 году на очередной проповеди Порфирий указал на некую Анисью Солдатову как на первую в деревне ведьму, занимавшуюся язычеством и собиравшую в своем доме бесов. Епископ призывал всех своих прихожан прекратить общение с вышеуказанной Анисьей, которая сильно обиделась на Порфирия. Следующей ночью Анисья, одетая во все белое, явилась отцу Порфирию во сне и пообещала во что бы то ни стало извести его. После таких слов святой отец только плюнул вслед ведьме и перекрестился. Когда же наутро он вышел на крыльцо дома, то внезапно почувствовал, как земля постепенно стала уходить из-под его ног. Через несколько минут он замертво упал на землю. В течение четырех долгих месяцев пролежал батюшка в горячке, находясь на грани между жизнью и смертью. Но выходили его добрые и заботливые прихожанки. Очнувшись, отец Порфирий рассказал о том, что все то время, пока он находился в забытьи, его преследовали зеленые глаза Анисьи, приговаривавшей: «Изживу и все тут! Перед людьми ославил...». Но, видимо, сменив гнев на милость, пожалела тогда епископа Порфирия ведьма. Стал батюшка постепенно поправляться, и уже через несколько месяцев стал вставать с кровати, а затем и вовсе выздоровел. Оправившись после жестокой болезни, отец Порфирий направил в Святейшему Правительственному Синоду прошение о своем переводе в другую епархию. Свое нежелание оставаться в Суздальском и Юрьевском приходе он мотивировал злом, причиненным ведьмой Анисьей, пожелавшей умертвить святого отца. Прошение епископа не осталось без внимания. В тот же год он был переведен в Московскую епархию. Все документы, раскрывающие тайны загадочных историй о ведьмах, хранятся в судебных архивах, причем самые секретные — в Седьмом фонде Государственного архива. Здесь же находится самый первый документ, касающийся колдовства. Он датирован 1654 годом. В том же году царь всея Руси издал и первый указ, исходя из которого люди, наделенные государственной властью, могли наказывать поселян, занимающихся бесовщиной. Петр I относился к колдунам и колдуньям более лояльно, чем его предшественник. Только лишь однажды он вынужден был применить к ним суровые меры. Не пожелавшие служить в армии солдаты уговорили своих жен обратиться к колдунам. Те должны были заговорить ружья, чтоб они не стреляли, и пики, чтобы не кололи. Женщины выполнили просьбу мужей. Царь же, узнав о подобных проделках, жестоко наказал виновных, как тогда говорили, в преступлении, совершенном против державы. 22 К тому же времени относится и другая история. Как-то раз один из богатых обывателей города Томска обратился к местному воеводе с жалобой на то, что кто-то его сглазил: дела идут плохо, сын стал пить «горькую», жена со свету сживает своим ворчанием и упреками. Воевода на это только усмехнулся в усы. Не получив от воеводы должного ответа, горожанин нанял шпиона-соглядатая (частного сыщика, как сказали бы мы сейчас). Он-то и должен был найти человека, наславшего на обывателя порчу. Но и сам он не остался в стороне от дела: поймал нескольких подозреваемых и собственноручно стал пытать их. Горожанин избивал и жег огнем живых людей только ради того, чтобы вызнать, кто послал зло на его дом. Воевода, не терпевший в своем городе никакого беззакония, остановил самосуд. Но стоило ему вмешаться, как внезапно его поразил тяжелый недуг, да такой, что в течение нескольких месяцев воевода не мог даже встать с кровати. После выздоровления он сразу же отправил в столицу письмо с просьбой помочь разобраться в таком нелегком и запутанном деле. Ответом на письмо воеводы стал приезд судей. Однако и они не смогли противостоять темной силе. Сразу же по приезде в город все судьи свалились в жестокой лихорадке. После благополучного исхода болезни они наугад выбрали нескольких человек из жителей города и объявили их колдунами. Затем, предварительно совершив крестный ход, повелели выпороть несчастных, ни в чем неповинных людей при всем честном народе. На том дело и закончилось. В том же Седьмом фонде Госархива можно найти и другую историю. Как-то раз, желая проверить силу колдовства, писарь временщика Бирона попросил деревенскую ведьму приворожить своего начальника к дворовой девке. Лукерья, нанятая писарем для ведения хозяйственных дел в доме, была далеко не красавицей, с оспинками на лице, да к тому же и умом не блистала. Вот такую девушку и должен был полюбить Бирон. Колдунья восприняла шутку писаря всерьез и очень скоро Бирон действительно почувствовал странное влечение к некрасивой и глупой дворовой девке Лукерье. Однако работавшая тогда система государственного сыска работала хорошо. Сыщики быстро отыскали виновного в той загадочной истории. В результате шутник-писарь был отстранен от должности и посажен в острог. А колдунью власти решили казнить, чтобы впредь не могла уже воздействовать через бесов на жизнь сильных мира сего. Арсенал различных заговоров колдунов и колдуний когда-то был представлен сотнями текстов. В настоящее время часть из них восстановили, часть пришла вместе с произведениями фольклора, а часть оказалась навсегда утраченной. Помимо собственно заговоров, в распоряжении у ведьм были и медицинские рецепты, помогающие людям при разнообразных заболеваниях, а также целые ритуальные действа. Например, для того чтобы навести зло или смерть на врага, необходимо взять ружье и прицелиться в ту сторону, где должен находиться в этот момент времени обидчик, после чего произнести текст заговора. Известный в России XVIII столетия колдун Яшка рассказывал на допросе, что насылал зло на врага таким образом: увидев идущего мимо человека, которого пожелал извести, он зажигал свечу, заранее приготовленную из специальных компонентов (воск, хвост ящерицы, прядь волос жертвы и земля из следа медведя). Затем держал свечу так, чтобы ее пламя как бы сжигало фигуру обидчика. Если же сделать это по каким-либо причинам было невозможно, то колдун направлял на человека дым от зажженной свечи. Для исцеления заболевшего Яшка использовал другой ритуал. Ночью, когда на небе была видна нарождающаяся луна, он наливал в серебряный сосуд воду. Когда же луна становилась полной, колдун ловил ее отражение в сосуде и выпивал всю воду. Считалось, что человек поглотил лунную энергию, а потому стал сильным. Впоследствии, уже в середине XX века, удалось выяснить, что этот способ исцелиться от недуга и получить невероятную силу был придуман не русскими знахарями. Подобный ритуал совершали еще в Древнем Вавилоне три тысячи лет назад. Однако не правы те, кто утверждает, будто бы колдовство было завезено в средневековую Русь иноземцами. В качестве опровержения подобной гипотезы можно всего лишь вспомнить текст «Слова о полку Игореве», в котором автор говорит о князе Святославе, владевшем колдовскими чарами. Князь-колдун смог перебраться из Киева в Тьмутаракань всего за сутки. А ведь расстояние немалое — 900 километров! Простому смертному вряд ли удалось бы когда-нибудь преодолеть такой путь за один день. 33 Существование колдунов на Руси подтверждают и другие памятники письменности, прежде всего летописи. Именно они рассказали потомкам древних русичей о нескольких произошедших в Новгороде, Костроме и Владимире восстаниях языческих жрецов против первых христиан. Известны случаи, когда колдуны, желая переманить на свою сторону возможно больше народа, поднимали из земли усопших, а также лечили умалишенных, то есть изгоняли бесов, как говорили в то время. Кроме того, до сих пор по России бродит легенда о схватке половецких и русских колдунов. Говорят, половецкие ведьмы силой заклинаний заставили восстать мертвецов. Последние в течение нескольких суток скакали на невидимых конях, вселяя страх и ужас в сердца русских людей. Однако после того как в дело вмешались полоцкие колдуны, половецким ведьмам пришлось ретироваться. С тех пор они никогда больше не появлялись на русской земле.

В 1754 году на очередной проповеди Порфирий указал на некую Анисью Солдатову как на первую в деревне ведьму, занимавшуюся язычеством и собиравшую в своем доме бесов. Епископ призывал всех своих прихожан прекратить общение с вышеуказанной Анисьей, которая сильно обиделась на Порфирия.

Следующей ночью Анисья, одетая во все белое, явилась отцу Порфирию во сне и пообещала во что бы то ни стало извести его. После таких слов святой отец только плюнул вслед ведьме и перекрестился. Когда же наутро он вышел на крыльцо дома, то внезапно почувствовал, как земля постепенно стала уходить из-под его ног. Через несколько минут он замертво упал на землю.

В течение четырех долгих месяцев пролежал батюшка в горячке, находясь на грани между жизнью и смертью. Но выходили его добрые и заботливые прихожанки. Очнувшись, отец Порфирий рассказал о том, что все то время, пока он находился в забытьи, его преследовали зеленые глаза Анисьи, приговаривавшей: «Изживу и все тут! Перед людьми ославил…».

Но, видимо, сменив гнев на милость, пожалела тогда епископа Порфирия ведьма. Стал батюшка постепенно поправляться, и уже через несколько месяцев стал вставать с кровати, а затем и вовсе выздоровел.

Оправившись после жестокой болезни, отец Порфирий направил в Святейшему Правительственному Синоду прошение о своем переводе в другую епархию. Свое нежелание оставаться в Суздальском и Юрьевском приходе он мотивировал злом, причиненным ведьмой Анисьей, пожелавшей умертвить святого отца. Прошение епископа не осталось без внимания. В тот же год он был переведен в Московскую епархию.

Все документы, раскрывающие тайны загадочных историй о ведьмах, хранятся в судебных архивах, причем самые секретные — в Седьмом фонде Государственного архива. Здесь же находится самый первый документ, касающийся колдовства. Он датирован 1654 годом.

В том же году царь всея Руси издал и первый указ, исходя из которого люди, наделенные государственной властью, могли наказывать поселян, занимающихся бесовщиной.

Петр I относился к колдунам и колдуньям более лояльно, чем его предшественник. Только лишь однажды он вынужден был применить к ним суровые меры. Не пожелавшие служить в армии солдаты уговорили своих жен обратиться к колдунам.

Те должны были заговорить ружья, чтоб они не стреляли, и пики, чтобы не кололи. Женщины выполнили просьбу мужей. Царь же, узнав о подобных проделках, жестоко наказал виновных, как тогда говорили, в преступлении, совершенном против державы.

До сих пор в Суздальском крае не утихают споры по поводу реальности истории, произошедшей в середине XVIII столетия с епископом Суздальским и Юрьевским, Порфирием. В 1754 году на очередной проповеди Порфирий указал на некую Анисью Солдатову как на первую в деревне ведьму, занимавшуюся язычеством и собиравшую в своем доме бесов. Епископ призывал всех своих прихожан прекратить общение с вышеуказанной Анисьей, которая сильно обиделась на Порфирия. Следующей ночью Анисья, одетая во все белое, явилась отцу Порфирию во сне и пообещала во что бы то ни стало извести его. После таких слов святой отец только плюнул вслед ведьме и перекрестился. Когда же наутро он вышел на крыльцо дома, то внезапно почувствовал, как земля постепенно стала уходить из-под его ног. Через несколько минут он замертво упал на землю. В течение четырех долгих месяцев пролежал батюшка в горячке, находясь на грани между жизнью и смертью. Но выходили его добрые и заботливые прихожанки. Очнувшись, отец Порфирий рассказал о том, что все то время, пока он находился в забытьи, его преследовали зеленые глаза Анисьи, приговаривавшей: «Изживу и все тут! Перед людьми ославил...». Но, видимо, сменив гнев на милость, пожалела тогда епископа Порфирия ведьма. Стал батюшка постепенно поправляться, и уже через несколько месяцев стал вставать с кровати, а затем и вовсе выздоровел. Оправившись после жестокой болезни, отец Порфирий направил в Святейшему Правительственному Синоду прошение о своем переводе в другую епархию. Свое нежелание оставаться в Суздальском и Юрьевском приходе он мотивировал злом, причиненным ведьмой Анисьей, пожелавшей умертвить святого отца. Прошение епископа не осталось без внимания. В тот же год он был переведен в Московскую епархию. Все документы, раскрывающие тайны загадочных историй о ведьмах, хранятся в судебных архивах, причем самые секретные — в Седьмом фонде Государственного архива. Здесь же находится самый первый документ, касающийся колдовства. Он датирован 1654 годом. В том же году царь всея Руси издал и первый указ, исходя из которого люди, наделенные государственной властью, могли наказывать поселян, занимающихся бесовщиной. Петр I относился к колдунам и колдуньям более лояльно, чем его предшественник. Только лишь однажды он вынужден был применить к ним суровые меры. Не пожелавшие служить в армии солдаты уговорили своих жен обратиться к колдунам. Те должны были заговорить ружья, чтоб они не стреляли, и пики, чтобы не кололи. Женщины выполнили просьбу мужей. Царь же, узнав о подобных проделках, жестоко наказал виновных, как тогда говорили, в преступлении, совершенном против державы. 22 К тому же времени относится и другая история. Как-то раз один из богатых обывателей города Томска обратился к местному воеводе с жалобой на то, что кто-то его сглазил: дела идут плохо, сын стал пить «горькую», жена со свету сживает своим ворчанием и упреками. Воевода на это только усмехнулся в усы. Не получив от воеводы должного ответа, горожанин нанял шпиона-соглядатая (частного сыщика, как сказали бы мы сейчас). Он-то и должен был найти человека, наславшего на обывателя порчу. Но и сам он не остался в стороне от дела: поймал нескольких подозреваемых и собственноручно стал пытать их. Горожанин избивал и жег огнем живых людей только ради того, чтобы вызнать, кто послал зло на его дом. Воевода, не терпевший в своем городе никакого беззакония, остановил самосуд. Но стоило ему вмешаться, как внезапно его поразил тяжелый недуг, да такой, что в течение нескольких месяцев воевода не мог даже встать с кровати. После выздоровления он сразу же отправил в столицу письмо с просьбой помочь разобраться в таком нелегком и запутанном деле. Ответом на письмо воеводы стал приезд судей. Однако и они не смогли противостоять темной силе. Сразу же по приезде в город все судьи свалились в жестокой лихорадке. После благополучного исхода болезни они наугад выбрали нескольких человек из жителей города и объявили их колдунами. Затем, предварительно совершив крестный ход, повелели выпороть несчастных, ни в чем неповинных людей при всем честном народе. На том дело и закончилось. В том же Седьмом фонде Госархива можно найти и другую историю. Как-то раз, желая проверить силу колдовства, писарь временщика Бирона попросил деревенскую ведьму приворожить своего начальника к дворовой девке. Лукерья, нанятая писарем для ведения хозяйственных дел в доме, была далеко не красавицей, с оспинками на лице, да к тому же и умом не блистала. Вот такую девушку и должен был полюбить Бирон. Колдунья восприняла шутку писаря всерьез и очень скоро Бирон действительно почувствовал странное влечение к некрасивой и глупой дворовой девке Лукерье. Однако работавшая тогда система государственного сыска работала хорошо. Сыщики быстро отыскали виновного в той загадочной истории. В результате шутник-писарь был отстранен от должности и посажен в острог. А колдунью власти решили казнить, чтобы впредь не могла уже воздействовать через бесов на жизнь сильных мира сего. Арсенал различных заговоров колдунов и колдуний когда-то был представлен сотнями текстов. В настоящее время часть из них восстановили, часть пришла вместе с произведениями фольклора, а часть оказалась навсегда утраченной. Помимо собственно заговоров, в распоряжении у ведьм были и медицинские рецепты, помогающие людям при разнообразных заболеваниях, а также целые ритуальные действа. Например, для того чтобы навести зло или смерть на врага, необходимо взять ружье и прицелиться в ту сторону, где должен находиться в этот момент времени обидчик, после чего произнести текст заговора. Известный в России XVIII столетия колдун Яшка рассказывал на допросе, что насылал зло на врага таким образом: увидев идущего мимо человека, которого пожелал извести, он зажигал свечу, заранее приготовленную из специальных компонентов (воск, хвост ящерицы, прядь волос жертвы и земля из следа медведя). Затем держал свечу так, чтобы ее пламя как бы сжигало фигуру обидчика. Если же сделать это по каким-либо причинам было невозможно, то колдун направлял на человека дым от зажженной свечи. Для исцеления заболевшего Яшка использовал другой ритуал. Ночью, когда на небе была видна нарождающаяся луна, он наливал в серебряный сосуд воду. Когда же луна становилась полной, колдун ловил ее отражение в сосуде и выпивал всю воду. Считалось, что человек поглотил лунную энергию, а потому стал сильным. Впоследствии, уже в середине XX века, удалось выяснить, что этот способ исцелиться от недуга и получить невероятную силу был придуман не русскими знахарями. Подобный ритуал совершали еще в Древнем Вавилоне три тысячи лет назад. Однако не правы те, кто утверждает, будто бы колдовство было завезено в средневековую Русь иноземцами. В качестве опровержения подобной гипотезы можно всего лишь вспомнить текст «Слова о полку Игореве», в котором автор говорит о князе Святославе, владевшем колдовскими чарами. Князь-колдун смог перебраться из Киева в Тьмутаракань всего за сутки. А ведь расстояние немалое — 900 километров! Простому смертному вряд ли удалось бы когда-нибудь преодолеть такой путь за один день. 33 Существование колдунов на Руси подтверждают и другие памятники письменности, прежде всего летописи. Именно они рассказали потомкам древних русичей о нескольких произошедших в Новгороде, Костроме и Владимире восстаниях языческих жрецов против первых христиан. Известны случаи, когда колдуны, желая переманить на свою сторону возможно больше народа, поднимали из земли усопших, а также лечили умалишенных, то есть изгоняли бесов, как говорили в то время. Кроме того, до сих пор по России бродит легенда о схватке половецких и русских колдунов. Говорят, половецкие ведьмы силой заклинаний заставили восстать мертвецов. Последние в течение нескольких суток скакали на невидимых конях, вселяя страх и ужас в сердца русских людей. Однако после того как в дело вмешались полоцкие колдуны, половецким ведьмам пришлось ретироваться. С тех пор они никогда больше не появлялись на русской земле.

К тому же времени относится и другая история. Как-то раз один из богатых обывателей города Томска обратился к местному воеводе с жалобой на то, что кто-то его сглазил: дела идут плохо, сын стал пить «горькую», жена со свету сживает своим ворчанием и упреками. Воевода на это только усмехнулся в усы.

Не получив от воеводы должного ответа, горожанин нанял шпиона-соглядатая (частного сыщика, как сказали бы мы сейчас). Он-то и должен был найти человека, наславшего на обывателя порчу. Но и сам он не остался в стороне от дела: поймал нескольких подозреваемых и собственноручно стал пытать их. Горожанин избивал и жег огнем живых людей только ради того, чтобы вызнать, кто послал зло на его дом.

Воевода, не терпевший в своем городе никакого беззакония, остановил самосуд. Но стоило ему вмешаться, как внезапно его поразил тяжелый недуг, да такой, что в течение нескольких месяцев воевода не мог даже встать с кровати. После выздоровления он сразу же отправил в столицу письмо с просьбой помочь разобраться в таком нелегком и запутанном деле.

Ответом на письмо воеводы стал приезд судей. Однако и они не смогли противостоять темной силе. Сразу же по приезде в город все судьи свалились в жестокой лихорадке. После благополучного исхода болезни они наугад выбрали нескольких человек из жителей города и объявили их колдунами.

Затем, предварительно совершив крестный ход, повелели выпороть несчастных, ни в чем неповинных людей при всем честном народе. На том дело и закончилось.

В том же Седьмом фонде Госархива можно найти и другую историю. Как-то раз, желая проверить силу колдовства, писарь временщика Бирона попросил деревенскую ведьму приворожить своего начальника к дворовой девке.

Лукерья, нанятая писарем для ведения хозяйственных дел в доме, была далеко не красавицей, с оспинками на лице, да к тому же и умом не блистала. Вот такую девушку и должен был полюбить Бирон. Колдунья восприняла шутку писаря всерьез и очень скоро Бирон действительно почувствовал странное влечение к некрасивой и глупой дворовой девке Лукерье.

Однако работавшая тогда система государственного сыска работала хорошо. Сыщики быстро отыскали виновного в той загадочной истории. В результате шутник-писарь был отстранен от должности и посажен в острог. А колдунью власти решили казнить, чтобы впредь не могла уже воздействовать через бесов на жизнь сильных мира сего.

Арсенал различных заговоров колдунов и колдуний когда-то был представлен сотнями текстов. В настоящее время часть из них восстановили, часть пришла вместе с произведениями фольклора, а часть оказалась навсегда утраченной. Помимо собственно заговоров, в распоряжении у ведьм были и медицинские рецепты, помогающие людям при разнообразных заболеваниях, а также целые ритуальные действа.

Например, для того чтобы навести зло или смерть на врага, необходимо взять ружье и прицелиться в ту сторону, где должен находиться в этот момент времени обидчик, после чего произнести текст заговора.

Известный в России XVIII столетия колдун Яшка рассказывал на допросе, что насылал зло на врага таким образом: увидев идущего мимо человека, которого пожелал извести, он зажигал свечу, заранее приготовленную из специальных компонентов (воск, хвост ящерицы, прядь волос жертвы и земля из следа медведя).

Затем держал свечу так, чтобы ее пламя как бы сжигало фигуру обидчика. Если же сделать это по каким-либо причинам было невозможно, то колдун направлял на человека дым от зажженной свечи.

Для исцеления заболевшего Яшка использовал другой ритуал. Ночью, когда на небе была видна нарождающаяся луна, он наливал в серебряный сосуд воду. Когда же луна становилась полной, колдун ловил ее отражение в сосуде и выпивал всю воду. Считалось, что человек поглотил лунную энергию, а потому стал сильным.

Впоследствии, уже в середине XX века, удалось выяснить, что этот способ исцелиться от недуга и получить невероятную силу был придуман не русскими знахарями. Подобный ритуал совершали еще в Древнем Вавилоне три тысячи лет назад.

Однако не правы те, кто утверждает, будто бы колдовство было завезено в средневековую Русь иноземцами. В качестве опровержения подобной гипотезы можно всего лишь вспомнить текст «Слова о полку Игореве», в котором автор говорит о князе Святославе, владевшем колдовскими чарами.

Князь-колдун смог перебраться из Киева в Тьмутаракань всего за сутки. А ведь расстояние немалое — 900 километров! Простому смертному вряд ли удалось бы когда-нибудь преодолеть такой путь за один день.

До сих пор в Суздальском крае не утихают споры по поводу реальности истории, произошедшей в середине XVIII столетия с епископом Суздальским и Юрьевским, Порфирием. В 1754 году на очередной проповеди Порфирий указал на некую Анисью Солдатову как на первую в деревне ведьму, занимавшуюся язычеством и собиравшую в своем доме бесов. Епископ призывал всех своих прихожан прекратить общение с вышеуказанной Анисьей, которая сильно обиделась на Порфирия. Следующей ночью Анисья, одетая во все белое, явилась отцу Порфирию во сне и пообещала во что бы то ни стало извести его. После таких слов святой отец только плюнул вслед ведьме и перекрестился. Когда же наутро он вышел на крыльцо дома, то внезапно почувствовал, как земля постепенно стала уходить из-под его ног. Через несколько минут он замертво упал на землю. В течение четырех долгих месяцев пролежал батюшка в горячке, находясь на грани между жизнью и смертью. Но выходили его добрые и заботливые прихожанки. Очнувшись, отец Порфирий рассказал о том, что все то время, пока он находился в забытьи, его преследовали зеленые глаза Анисьи, приговаривавшей: «Изживу и все тут! Перед людьми ославил...». Но, видимо, сменив гнев на милость, пожалела тогда епископа Порфирия ведьма. Стал батюшка постепенно поправляться, и уже через несколько месяцев стал вставать с кровати, а затем и вовсе выздоровел. Оправившись после жестокой болезни, отец Порфирий направил в Святейшему Правительственному Синоду прошение о своем переводе в другую епархию. Свое нежелание оставаться в Суздальском и Юрьевском приходе он мотивировал злом, причиненным ведьмой Анисьей, пожелавшей умертвить святого отца. Прошение епископа не осталось без внимания. В тот же год он был переведен в Московскую епархию. Все документы, раскрывающие тайны загадочных историй о ведьмах, хранятся в судебных архивах, причем самые секретные — в Седьмом фонде Государственного архива. Здесь же находится самый первый документ, касающийся колдовства. Он датирован 1654 годом. В том же году царь всея Руси издал и первый указ, исходя из которого люди, наделенные государственной властью, могли наказывать поселян, занимающихся бесовщиной. Петр I относился к колдунам и колдуньям более лояльно, чем его предшественник. Только лишь однажды он вынужден был применить к ним суровые меры. Не пожелавшие служить в армии солдаты уговорили своих жен обратиться к колдунам. Те должны были заговорить ружья, чтоб они не стреляли, и пики, чтобы не кололи. Женщины выполнили просьбу мужей. Царь же, узнав о подобных проделках, жестоко наказал виновных, как тогда говорили, в преступлении, совершенном против державы. 22 К тому же времени относится и другая история. Как-то раз один из богатых обывателей города Томска обратился к местному воеводе с жалобой на то, что кто-то его сглазил: дела идут плохо, сын стал пить «горькую», жена со свету сживает своим ворчанием и упреками. Воевода на это только усмехнулся в усы. Не получив от воеводы должного ответа, горожанин нанял шпиона-соглядатая (частного сыщика, как сказали бы мы сейчас). Он-то и должен был найти человека, наславшего на обывателя порчу. Но и сам он не остался в стороне от дела: поймал нескольких подозреваемых и собственноручно стал пытать их. Горожанин избивал и жег огнем живых людей только ради того, чтобы вызнать, кто послал зло на его дом. Воевода, не терпевший в своем городе никакого беззакония, остановил самосуд. Но стоило ему вмешаться, как внезапно его поразил тяжелый недуг, да такой, что в течение нескольких месяцев воевода не мог даже встать с кровати. После выздоровления он сразу же отправил в столицу письмо с просьбой помочь разобраться в таком нелегком и запутанном деле. Ответом на письмо воеводы стал приезд судей. Однако и они не смогли противостоять темной силе. Сразу же по приезде в город все судьи свалились в жестокой лихорадке. После благополучного исхода болезни они наугад выбрали нескольких человек из жителей города и объявили их колдунами. Затем, предварительно совершив крестный ход, повелели выпороть несчастных, ни в чем неповинных людей при всем честном народе. На том дело и закончилось. В том же Седьмом фонде Госархива можно найти и другую историю. Как-то раз, желая проверить силу колдовства, писарь временщика Бирона попросил деревенскую ведьму приворожить своего начальника к дворовой девке. Лукерья, нанятая писарем для ведения хозяйственных дел в доме, была далеко не красавицей, с оспинками на лице, да к тому же и умом не блистала. Вот такую девушку и должен был полюбить Бирон. Колдунья восприняла шутку писаря всерьез и очень скоро Бирон действительно почувствовал странное влечение к некрасивой и глупой дворовой девке Лукерье. Однако работавшая тогда система государственного сыска работала хорошо. Сыщики быстро отыскали виновного в той загадочной истории. В результате шутник-писарь был отстранен от должности и посажен в острог. А колдунью власти решили казнить, чтобы впредь не могла уже воздействовать через бесов на жизнь сильных мира сего. Арсенал различных заговоров колдунов и колдуний когда-то был представлен сотнями текстов. В настоящее время часть из них восстановили, часть пришла вместе с произведениями фольклора, а часть оказалась навсегда утраченной. Помимо собственно заговоров, в распоряжении у ведьм были и медицинские рецепты, помогающие людям при разнообразных заболеваниях, а также целые ритуальные действа. Например, для того чтобы навести зло или смерть на врага, необходимо взять ружье и прицелиться в ту сторону, где должен находиться в этот момент времени обидчик, после чего произнести текст заговора. Известный в России XVIII столетия колдун Яшка рассказывал на допросе, что насылал зло на врага таким образом: увидев идущего мимо человека, которого пожелал извести, он зажигал свечу, заранее приготовленную из специальных компонентов (воск, хвост ящерицы, прядь волос жертвы и земля из следа медведя). Затем держал свечу так, чтобы ее пламя как бы сжигало фигуру обидчика. Если же сделать это по каким-либо причинам было невозможно, то колдун направлял на человека дым от зажженной свечи. Для исцеления заболевшего Яшка использовал другой ритуал. Ночью, когда на небе была видна нарождающаяся луна, он наливал в серебряный сосуд воду. Когда же луна становилась полной, колдун ловил ее отражение в сосуде и выпивал всю воду. Считалось, что человек поглотил лунную энергию, а потому стал сильным. Впоследствии, уже в середине XX века, удалось выяснить, что этот способ исцелиться от недуга и получить невероятную силу был придуман не русскими знахарями. Подобный ритуал совершали еще в Древнем Вавилоне три тысячи лет назад. Однако не правы те, кто утверждает, будто бы колдовство было завезено в средневековую Русь иноземцами. В качестве опровержения подобной гипотезы можно всего лишь вспомнить текст «Слова о полку Игореве», в котором автор говорит о князе Святославе, владевшем колдовскими чарами. Князь-колдун смог перебраться из Киева в Тьмутаракань всего за сутки. А ведь расстояние немалое — 900 километров! Простому смертному вряд ли удалось бы когда-нибудь преодолеть такой путь за один день. 33 Существование колдунов на Руси подтверждают и другие памятники письменности, прежде всего летописи. Именно они рассказали потомкам древних русичей о нескольких произошедших в Новгороде, Костроме и Владимире восстаниях языческих жрецов против первых христиан. Известны случаи, когда колдуны, желая переманить на свою сторону возможно больше народа, поднимали из земли усопших, а также лечили умалишенных, то есть изгоняли бесов, как говорили в то время. Кроме того, до сих пор по России бродит легенда о схватке половецких и русских колдунов. Говорят, половецкие ведьмы силой заклинаний заставили восстать мертвецов. Последние в течение нескольких суток скакали на невидимых конях, вселяя страх и ужас в сердца русских людей. Однако после того как в дело вмешались полоцкие колдуны, половецким ведьмам пришлось ретироваться. С тех пор они никогда больше не появлялись на русской земле.

Существование колдунов на Руси подтверждают и другие памятники письменности, прежде всего летописи. Именно они рассказали потомкам древних русичей о нескольких произошедших в Новгороде, Костроме и Владимире восстаниях языческих жрецов против первых христиан.

Известны случаи, когда колдуны, желая переманить на свою сторону возможно больше народа, поднимали из земли усопших, а также лечили умалишенных, то есть изгоняли бесов, как говорили в то время.

Кроме того, до сих пор по России бродит легенда о схватке половецких и русских колдунов. Говорят, половецкие ведьмы силой заклинаний заставили восстать мертвецов. Последние в течение нескольких суток скакали на невидимых конях, вселяя страх и ужас в сердца русских людей.

Однако после того как в дело вмешались полоцкие колдуны, половецким ведьмам пришлось ретироваться. С тех пор они никогда больше не появлялись на русской земле.

Перейти на главную страницу.

Источник

Делитесь с друзьями, им тоже будет интересно:

Самое популярное в сети:

Загрузка...

Related posts:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *