Аланы: «рожденные воевать»

Не гунны положили конец Римской империи. Она пала под копытами аланской конницы. Восточный народ с длинными черепами принес в Европу новый культ войны, заложив основы для средневекового рыцарства.

Аланы: "рожденные воевать"

«На страже» Рима

Римская империя за всю свою историю не раз сталкивалась с нашествием кочевых племен. Задолго до аланов границы античного мира сотрясались под копытами сарматов и гуннов. Но, в отличие от своих предшественников, аланы стали первым и последним негерманским народом, которым удалось основать значительные поселения в Западной Европе.

Долгое время они существовали рядом с империей, периодически нанося им соседские «визиты». Многие римские полководцы рассказывали о них в своих воспоминаниях, описывая их как практически непобедимых воинов.

Согласно римским источникам, аланы жили по обе стороны Дона, то есть в Азии и Европе, поскольку, по мнению географа Клавдия Птолемея, граница проходила по этой реке.

Тех, что населяли западный берег Дона, Птолемей называл скифскими аланами, а их территорию «Европейской Сарматией». Те, что жили на Востоке, именовались скифами в одних источниках (у Птолемея) и аланами в других (у Светония).

В 337 году Константин Великий принял аланов в состав Римской империи на правах федератов и поселил их в Паннонии (Центральная Европа). Из угрозы они разом превратились в защитников границ империи, за право поселения и жалование. Правда, ненадолго.

Спустя почти сотню лет, недовольные условиями жизни в Паннонии, аланы вступили в союз с германскими племенами вандалами. Именно эти два народа, выступая вместе, сыскали себе славу разорителей Рима после того, как в течение двух недель грабили Вечный город. Римская империя так и не смогла опомниться от этого удара.

Спустя двадцать один год германский вождь Одоакр формально «оформил» падение Рима, заставив последнего из римских императоров отречься от престола. Имя вандалов, и по сей день, остается нарицательным.

Мода на «аланское»

Представьте себе граждан Рима, которые начали подражать варварам. Нелепой кажется одна мысль о том, что римлянин, одетый в шаровары на сарматский лад, отрастил бороду и рассекает на низкорослой, но быстрой лошадке, стараясь соответствовать варварскому образу жизни. Как ни странно, для Рима V века нашей эры, это не было редкостью.

Вечный город буквально «накрыла» мода на все «аланское». Перенимали все: воинское и конное снаряжение, оружие; в особенности ценились аланские собаки и кони. Последние не отличались ни красотой, ни ростом, но славились своей выносливостью, которой приписывали чуть ли не сверхъестественный характер.

Пресытившаяся материальными благами, запутавшаяся в путах софистики и схоластики, римская интеллигенция искала отдушину во всем простом, естественном, примитивном и, как им казалось, близком к природе.

Варварская деревня противопоставлялась шумному Риму, античному мегаполису, а самих представителей варварских племен идеализировали настолько, что, отчасти, следы этой «моды» легли в основу последующих средневековых преданий о куртуазных рыцарях. Нравственные и физические преимущества варваров были излюбленной темой романов и повестей того времени.

Таким образом, в последние века Римской империи, дикарь занял первое место на пьедестале среди кумиров, а германец-варвар стал объектом обожания круга читателей тацитовской и плиниевской «Германии».

Следующим шагом, стало подражание – римляне стремились выглядеть как варвары, вести себя как варвары и, по возможности, быть варварами. Так, великий Рим, в последний период своего существования, погрузился в процесс полной варваризации.

Для алан, как в целом и для остальных федератов, был характерен прямо противоположный процесс. Варвары предпочитали пользоваться достижениями крупной цивилизации, на периферии которой они оказались. В этот период произошел полный обмен ценностями – аланы романизировались, римляне «аланизировались».

Деформированные черепа

Но далеко не все обычаи аланов приходились по душе римлянам. Так, они обошли своим вниманием моду на удлиненную голову и искусственную деформацию черепа, которая была распространена среди аланов.

праведливости ради, надо отметить, что сегодня подобная особенность у аланов и сарматов существенно облегчают работу историкам, позволяя определить места распространения последних, благодаря встречающимся в захоронениях длинным черепам.

Так, удалось локализировать место обитания аланов на Луаре, в Западной Франции. По словам Сергея Савенко, директора Пятигорского краеведческого музея, до 70% черепов, относящихся к эпохе аланов, имеют удлиненную форму.

Чтобы достигнуть необычной формы головы, новорожденному, у которого еще не окрепли черепные кости, плотно их бинтовали ритуальной кожаной повязкой, украшенной бусами, нитями, подвесками. Носили ее до тех пор, пока кости не укреплялись, а дальше в ней не было необходимости – сформированный череп сам держал форму.

Историки полагают, что подобный обычай пошел от традиции тюркских народов строго пеленать ребенка. Головка дитя, неподвижно лежащего в крепком пеленании в плоской деревянной люльке, формировалась длиннее по размеру.

Длинная голова часто носила не столько модный, сколько ритуальный характер. В случае жрецов деформация влияла на мозг и позволяла служителям культа уходить в транс. Впоследствии, традицию перехватили представители местной аристократии, а потом это вошло в широкое употребление вместе с модой.

Первые рыцари

В этой статье уже упоминалось, что аланов мнили непобедимыми, до смерти отважными и практически неуязвимыми воинами. Римские полководцы один за другим описывали все сложности борьбы с воинственным варварским племенем.

Согласно Флавию Арриану, аланы и сарматы были конными копьеносцами мощно и быстро атакующими врага. Он подчеркивает, что фаланга пехоты, снаряженная метательными снарядами – самое эффективное средство отбить атаку алан.

Главное после этого, «не купиться» на знаменитый тактический ход всех степняков: «ложное отступление», которое они нередко превращали в победу. Когда пехота, с которой они только что стояли лицом к лицу, преследовала убегающего и расстроившего свои ряды врага, то последний поворачивал коней и опрокидывал пеших воинов.

Очевидно, их манера ведения боя впоследствии оказала влияние на римский способ ведения войны. По крайней мере, рассказывая впоследствии о действиях своего войска, Арриан отмечал, что «Римская конница держит свои копья и бьет врага на тот же манер, что и аланы и сарматы».

Это, равно как и соображения Арриана относительно боевых возможностей алан, подтверждает бытующее мнение, что на западе серьезно считались с военными достоинствами аланов.

Боевой дух у них был возведен в культ. Как пишут античные авторы, смерть в бою считалась не просто почетной, но радостной: «Счастливым покойником» у алан считался тот, кто погибал в бою, служа богу войны; такой покойник был достоин почитания.

Те же «несчастные», которым довелось дожить до старости и умереть в своей постели, презирались как трусы и становились позорным пятном в семье.

Аланы оказали значительное влияние на развитие военного дела в Европе. С их наследием историки связывают целый комплекс как военно-технических, так и духовно-этических достижений, которые легли в основу средневекового рыцарства.

Если верить исследованию Говарда Рейда, военная культура аланов сыграла немалую роль в формировании легенды о короле Артура. Он основывается на свидетельствах античных авторов, согласно которым император Марк Аврелий принял на службу 8 000 опытных всадников – аланов и сарматов.

Большая часть из них была послана на Адрианов вал в Британии. Они сражались под знаменами в виде драконов, а поклонялись богу войны — обнаженному мечу, воткнутому в землю.

Идея поиска аланской основы в легенде об Артуре не нова. Так американские исследователи, Литтлтон и Малкор, проводят параллель между священным Граалем и священной чашей из нартского (осетинского) эпоса, Нартамонгой.

Королевство вандалов и аланов

Неудивительно, что отличающиеся подобной воинственностью аланы в союзе с не менее воинственным племенем вандалов, представляли собой страшную напасть. Отличаясь особой дикостью и агрессивностью, они не шли на договор с империей и не оседали в какой-то местности, предпочитая кочевой грабеж и захват все новых и новых территорий.

К 422-425 годам они подошли к Восточной Испании, завладели находящимися там кораблями, и под предводительством вождя Гейзериха высадились в Северной Африке.

В то время римские колонии на Черном континенте переживали не лучшие времена: они страдали от набегов берберов и внутренних мятежей против центрального правительства, в общем, представляли лакомый кусок для объединенного варварского войска вандалов и аланов.

Буквально за несколько лет они покорили огромные африканские территории, принадлежавшие Риму во главе с Карфагеном. К ним в руки перешел мощный флот, с помощью которого они неоднократно наведывались на побережья Сицилии и Южной Италии.

В 442 году, Рим был вынужден признать их полную независимость, а еще через тринадцать лет — свое полное поражение.

Аланская кровь

Аланы за все время своего существования успели побывать на многих территориях и во многих странах оставить свой след. Их миграция растянулась от Предкавказья, через большую часть Европы, и в Африку.

Неудивительно, что сегодня множество народов, живущих на этих территориях, претендуют на то, чтобы считаться потомками этого знаменитого племени.

Пожалуй, наиболее вероятные потомки алан – современные осетины, которые считают себя приемниками великой Алании. Сегодня среди осетин даже есть движения, выступающие за возвращение Осетии ее якобы исторического названия.

Справедливости ради стоит отметить, что у осетин есть на основания претендовать на статус потомков аланов: общность территории, общность языка, который считается прямым потомком аланского, общность народного эпоса (Нартовского эпоса), где ядром якобы служит древний аланский цикл.

Основные противники данной позиции – ингуши, которые также выступают за свое право называться потомками великих аланов. По другой версии, аланы в античных источниках были собирательным названием для всех охотничьих и кочевых народов, находившихся к северу от Кавказа и Каспийского моря.

Согласно наиболее распространенному мнению, лишь часть аланов стали предками осетин, в то время как другие части слились или растворились в других этнических группах. Среди последних — берберы, франки и даже кельты.

Так, по одной из версий, кельтское имя Алан происходит от патронима «аланы», которые обосновались в начале V века в Луаре, где смешались с бретонцами.

Перейти на главную страницу.

Источник

Делитесь с друзьями, им тоже будет интересно:
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *